Труд В.И. Даля как укор царским и советским лингво-академикам

Чуть более двухсот лет назад вышел первый русский толковый словарь. До рождения В.И. Даля оставалось еще шесть лет.

Лексикография находилась в плачевном состоянии. Надо сказать, что на Руси никогда не существовало ни традиции собирать и записывать слова, ни вообще какого-нибудь интереса к своему языку.

О чем говорить, если первый русский словарь был составлен англичанином Джемсом в 1619 г. И именно с этой даты многие из наших современных этимологов, ничтоже сумняшеся, отсчитывают историю русских слов.До сих пор мы пользуемся этимологическим словарем русского языка, вышедшим из-под пера немца Фасмера, где логика примерно такая: коль скоро немецкие гуси известны своею упитанностью, то слово ганс исконно немецкое.

А первый в истории словарь русской фразеологии вышел – страшно подумать – не далее как сорок лет назад.

На фоне этой застарелой ленивой лексикографической недостаточности взметнулся ввысь как 33 богатыря из морской пучины 40-летний единоличный труд Владимира Ивановича Даля. Оазис на выжженном интеллектуальном пространстве.

Нельзя сказать, чтобы научная биография Даля сложилась неудачно. Его лексикографическая и этнографическая деятельность еще при жизни была и одобряема и поощряема. В 37 лет он уже был член-корреспондентом Императорской академии наук, а за первые выпуски “Словаря” В.И. Даль получил золотую Константиновскую медаль от Императорского географического общества, в 1868 выбран в почетные члены Императорской академии наук, а по выходе в свет всего словаря удостоен Ломоносовской премии. И все это несмотря на критику иерархов от науки, а то и просто шельмование.

Особенно ополчилась на В.И. Даля академическая наука после его кончины. И самоучка, и областные диалектизмы и корнеискательство – в чем только его ни обвиняли, даже в увлечении спиритизмом, в “наклонности к поэтическому творчеству” (?), и даже в “некотором коренном, органическом недостатке во всем духовном складе” (см. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона), как бы забыв, что фактически В.И. Даль пропахал на пустом поле, ведь вышедшие до него словари были на самом деле не русскими, а церковно-славянскими.

Понятно, что академической науке при такой позиции ничего не оставалось, как показать всему миру, каким должен быть русский толковый словарь.

Был создан научный коллектив под руководством академика Грота, который работал довольно продолжительное время. К 1895 году вышел 1 том (Буквы А-Д). Затем концепция поменялась. За руководство взялся академик Шахматов и за 12 лет (1907), натужными усилиями сообщества академиков было прибавлено еще три буквы (Е, Ж, З). Причем теперь уже словарь более походил на словарь Даля. См. об этом во Введении к словарю Ушакова.Больше об этом словаре никто ничего не слышал. В результате академическая гора не родила и мыши.

В советскую эпоху великого лексиколога практически забыли. Видимо, решающую роль сыграло здесь замечание Ленина, выразившего свою неудовлетворенность толковым словарем Даля, уже “устаревшим”.

Понятно, что в многочисленных учебниках языкознания, состряпанных за годы советской власти, вы не найдете даже упоминания гиганта. Но и в специальных работах применяется фигура умолчания.

Так, среди более чем трехсот имен, упомянутых в книге Березина Ф.М. “Русское языкознание конца ХIX – начала XX в. ” (Изд-во “Наука”) фамилии В.И. Даля, гордости русского языкознания, нет вообще.

Наш известный специалист по лексикографии Ю.Н. Караулов, автор “Общей и русской идеографии” (Изд-во “Наука”), похоже, никогда и ничего не слышал о В.И. Дале.

С.И. Ожегов, который не мог не знать о гигантском труде Даля, поскольку принимал участие в составлении словаря Ушакова, в котором Даль все же упоминается (1935), не посчитал нужным в своем предисловии сослаться на труд человека, на плечах которого он фактически стоял.

Разрешите вопрос. Откуда у Ожегова устаревшее и просторечное слово окрутить в смысле “обвенчать”? Конечно, своровано у В.И. Даля, во времена которого это слово было еще не устаревшим. Так ведь следует ссылаться. Хотя бы в предисловии. Или как, господа академики?

Дело доходит до того, что берут у Даля слова и патентуют их, чтобы потом заработать деньги, отсудив у русских людей право пользоваться своим языком. Некто Успенский якобы придумал “неизвестного науке зверя” под именем “чебурашка”. Мол, Даля никто не знает, так можно воровать из этого источника, сколько вздумается.

Откройте Даля, господа успенские, читайте черным по белому: Чебурашка, об. “ванька-встанька, куколка, которая, как ни кинь ее, сама встает на ноги”. Добавим: от арабского сабу:р “терпеливый”.

В арабском языке от этого корня “балласт судна”. А и в русском есть параллель: чебурах “точка равновесия, опрокидная точка”.

Но, смотрите, как В.И. Даль разоблачает и после своей кончины этих мошенников.

Кстати, одно время он работал в министерстве юстиции, которая по-арабски называется ъада:ла, буквально “справедливость”. В русском выражении места не столь отдаленные русское слово только одно – места. За оставшейся частью на самом деле скрывается арабское предложение, в котором буквально сказано нассат ал-ъадала ънна “что присудила юстиция”. Именем человека определяется его суть.

Как бы ни старались шифровальщики пустоты вымарать из истории честное имя В.И. Даля, его словарь останется в вечности, а имена лингвистических пустоваров канут в лету.

Почему? Потому что вся академическая братия, вместе взятая, не в состоянии понять, что словарь В.И. Даля есть документ эпохи. Он составлен по принципу “что вижу, то пишу”. Наверное, сказалась морская выучка.

Так вот. Этот “самоучка-дилетант” по научному уровню своего подвижнического труда намного опередил мысли отца структурной лингвистики Ф. де Соссюра о синхронии и диахронии языковой системы. И даже когда в 60-е годы прошлого века слухи о системе Соссюра докатились и до наших академиков, они все равно не сообразили, что в нашей стране системное описание синхронического состояния языковой системы на лексическом уровне воплощено в жизнь уже век тому как.

Что касается ярлыка “самоучки-дилетанта”, то слава Богу, что его головы не коснулся пудрет назидательных академиков. Иначе вместо документа эпохи мы имели бы нормативную размазню. Характерно, что наши нормализаторы в попытках нормирования языка как раз обвиняют Даля. Поистине, кто имеет недостатки, склонен видеть их в окружающих.

Вот еще один ярлык от научного сообщества: “корнеискатель”. Так какая же наука, господа академики, без искания? Понятно, что в то время и в той затхлой атмосфере академического засилия В.И. Даль не мог, посвятив себя исключительно русскому языку, найти правильный способ этимологизации слов. Но искать его он должен был. Почему?

Ну, во-первых, потому что ученым он был, как говорится, от Бога.

А во-вторых, его имя подвигало его к поиску. Дело в том, что арабский корень далл означает “показывать (путь), доказывать”, “указывать на смысл”. Отсюда дали:л “справочник”, “гид”, дала:ла “значение слова, то, на что слово указывает”. Что В.И. Даль с успехом и исполнил, составив справочник значений слов русского языка. И вся будущая Русь во веки веков будет его прославлять, если не лишится разума.

Кстати, от этого корня русское удила, что буквально по-арабски значит “направляющие”. Даль относит это слово к корневому уд “снасть, снаряд”, что неверно, потому что это последнее слово от арабского ъудда “приспособление”. Здесь разные корни: ДЛЛ и ЪДД.Но Даль еще не знал, что принцип этимологизации русских слов простой: все, что в русском языке не имеет мотива, от слов до любых выражений, объясняется при помощи арабского языка. И наоборот. Исключений из этого правила нет.

Эта пара языков составляет ядро общечеловеческого языка. Оно называется РА. Уже составлены словари, написаны концептуальные работы. Проблемы этимологии решены окончательно. Но решены они, в том числе, и благодаря гигантскому труду В.И. Даля.

Как, например, понять, что арабское слово ъакрут “сводник” происходит от русского языка, в котором оно впервые задокументировано В.И. Далем. И таких случаев бесчисленное количество.

В.И. Даль пользовался псевдонимом Казак Луганский. Он не знал, что по-арабски луга значит “язык”. Но чувствовал это и шел вперед, прокладывая русским людям путь к Истине.

Справедливости ради надо сказать, что корне-гнездовой принцип организации словаря в то время несколько затруднял поиск нужного слова, ведь чтобы правильно выделить корень нужна филологическая выучка. Но в наше время, когда появился электронный поиск, проблема снята, а пользователи, думаю, уже почувствовали преимущества такого способа организации словаря.

Усилия нашего соотечественника не пропали даром. В наше время они становятся все более востребованными, вопреки тем, кому этого не хотелось бы. Более того, они уже легли в сокровищницу русской мысли навсегда.

Н.Н. Вашкевич