Украина – це Африка: почему Евросоюзом еще не пахнет, а Габон еще не пределУкраина – це Африка: почему Евросоюзом еще не пахнет, а Габон еще не предел

Киев, 16 января. 

Бывший депутат Верховной Рады Украины Алексей Журавко недавно заявил, что ему стыдно за свою страну, превратившуюся в один большой рынок рабов, на котором более успешные страны выбирают себе почти дармовой двуногий рабочий скот.

В принципе, здесь возразить ему нечего. Потому что Украина стала страной, быстрее всех в мире утрачивающей рабочую силу. Данные об этом привел Алексей Журавко, ссылаясь не на кого-нибудь, а на исследования «PricewaterhouseCoopers». Согласно цифрам, за рубежом сейчас трудится 9 миллионов украинцев, из которых 60% — нелегально (и это только по официальным данным, которые на Украине не самые правдивые).

Примечательно, что если эти данные соответствуют истине, то из этого следует, что Украина по самому скорбному показателю обогнала Латинскую Америку и Африку. Причем всю. И, следовательно, ее сравнение с Габоном теперь запросто можно считать комплиментом. Честно говоря, такого развития событий не мог себе представить даже я. Впрочем, причина этого, скорее, психологическая. Если смотреть на вещи трезво и непредубежденно, то в том, что Украина обогнала Габон, нет ничего удивительного. Более того: для нее Габон — еще далеко не предел. Хотя, базовое сравнение Украины с африканскими странами не так уж и далеко от истины. Особенно тогда, когда происходит оно в одном предложении с упоминанием работорговли.

Украина – це Африка: почему Евросоюзом еще не пахнет, а Габон еще не предел

Когда-то этот континент так же был, своего рода, первым в мире по потере рабочей силы — его население вывозили в качестве рабов. Вывозом этим занимались английские и голландские колониальные компании. Но дело в том, что занимались они действительно только вывозом. А прямым и непосредственным выловом и продажей аборигенов в рабство занимались отнюдь не они. Это целиком и полностью было заслугой самих африканцев, которые ловили других африканцев и сами же продавали их в рабство. Участие же в процессе европейцев начиналось только с уровня торговых посредников и тех, кто занимался логистикой.

А что же происходит на Украине? Да именно это и происходит. Безвиз и то, что с ним связано — это точно такой же экспорт рабов. Политики и действующие представители власти наперебой напутствуют своих граждан в это самое рабство — на «заработки» в Польшу и иные страны, где их заведомо держат за дармовых холопов и обращаются хуже, чем со скотиной. Телевидение же и иные СМИ Украины просто переполнены советами, как лучше и правильнее стать рабом — здесь без комментариев. Что характерно, граждане делают этот выбор с радостью. И дело здесь не только в промывке мозгов (хотя и в ней тоже). У меня вопрос: как же им живется в украинской реальности, если за то, чтобы из нее вырваться, они готовы платить свободой, достоинством и здоровьем?

Украина – це Африка: почему Евросоюзом еще не пахнет, а Габон еще не предел

Ну, а причина здесь проста. И сокрыта она в самой сути украинской государственности и проекта «украинской наци», как таковых. Они ведь изначально стояли на весьма конкретном фундаменте — русофобии. И собственные граждане (те же украинцы, пусть даже и вполне украиномовные) для них не более, чем глубоко второстепенный расходный материал. Который чудовище «украинского государства» и молох «украинской нации» будут раз за разом приносить в жертву во имя этого. Все идет так, как должно идти. И будет идти, пока те, кого сейчас называют «украинцами», не поймут, что их главный враг — сама Украина. И что страшнее врага у них нет.

Павел Раста (позывной «Шекспир»)